Cказки о Германии

Раздел:  Мифы и легенды
Дата: 1990 г.
Автор: Гребенщиков Борис

Многие приписывают авторство этого текста БГ. Однако официальная легенда гласит, что сказки о Германии написал другой Борис Гребенщиков. Просто совпали имя и фамилия у человека. Тем не менее текст чрезвычайно увлекательный и рекомендуется к прочтению. 

Часть I. ВВЕДЕНИЕ.

"Ничего, что с ошибками, пусть будет так"
Ю.Кукин.

История Германии, кратко изложенная мной в 14 словах на основе сугубонаучных гипотез и личного опыта такова, с каковой Вы, мой глубокоуважаемый читатель, сейчас начинаете знакомиться.

Сперва в Германии жили германцы, потому что так везде бывает: англичане в Англии, американцы — в Америке, индейцы — в Индии (но: что касается дунаданцев, то idem).

Так вот, эти германцы имели одно очень любопытное хобби. Оно заключалось в том, что изредка (хотя, впрочем, довольно часто) тот или иной германец подбегал к другому и дружески хлопал дубинкой по макушке, а затем с удовольствием жевал свежее мясо.

Но хобби, по праву называющееся величайшим достижением германской цивилизации, к сожалению почти забыто, и вместе с германцами довольно редко встречаются в современной германии.

Упадок германской цивилизации произошел скорее всего из-за того, что германцы были куда-то вытеснены французами, появление коих в германии не вписывается в общепринятые рамки (см. выше).

Вышеозначенные французы были (ибо теперь они, вполне естественно, обитают во Франции) носителями куртуазной культурной морали, заключавшейся в том, что каждый француз, старше 21 года, должен был посвящать все свое свободное время написанию "Песни о Нибелунгах", пропитывая написанное духом куртуазной (т. е. своей) морали. Закончив сей труд, затянувшийся на несколько сотен лет, французы исчезли из германии.

После этого некоторое время в германии не жил никто, но постепенно поголовье местного населения восстановилось за счет так называемых немцев (этимологические исследования этого слова приводят нас к русскому слову немой). Таковые немцы, каковых мне, к сожалению, приходится сейчас лицезреть, научились достаточно хорошо скрывать свою немоту, т. е. неспособность говорить по русски, хотя опытный глаз все-же может найти признаки знакомства немцев с русским языком, на котором, вследствие своей немоты, говорить они не могут. Живейшим примером этого является то, что самым большим поставщиком разнообразных товаров в некоторые магазины является является фирма "ja", что является в свою очередь буквальным воплощением программной установки моего тезки и однофамильца БГ "Джа даст нам все!"

Также любопытны с этой точки зрения является герб города Массена, кой сюда прилагаю.

P.S. Надеюсь, что все изложенное ясно.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem. 

Часть II. СКАЗКА ВТОРАЯ

"Что вид их уж рождает сплин"
"Деньги" А.С.Пушкин

Германия — страна контрастов. Попав в нее, не сразу соображаешь, где оказался. Например, немцы (об этих странных существах см. БГ "Сказки о германии. Часть I" RE 1992) до сих пор считают, что страна называется Дойчланд.

Кроме того, трудно даже точно определить, в какой части света она находится. У меня есть на этот счет уверенность, что германия расположена где-то в центре Африканского континента. Об этом свидетельствует климат (типично тропический). То жара, то сезон дождей (начало — в середине августа), а также несколько других фактов, как то: несмотря на то, что большинство местных аборигенов имеют светлый окрас, несомненные признаки того, что они негры, не скрылись от моих глаз. Монашки, коим запрещено свыше пользоваться косметическими средствами, сохраняют изначальный черный окрас. Кроме того, небезинтересно отметить несколько особенностей умственного развития аборигенов (немцев). Во-первых, хоть немцы в большинстве своем способны овладеть письменностью, запомнить все 33 буквы алфавита они не в состоянии, по каковой причине они вынуждены были сократить его (естественно исковеркав) до 26 (рука не поднимается написать "букв") значков.Кроме того, вот о мыслительных способностях амторов (служащих — нем.), которые, по моему, составляют здесь большинство населения. Каждый амтор не может сколько бы то ни было долго, сколько бы то ни было много хранить в памяти, поэтому он с видом, выдающим чистосердечное недоумение (а также разочарование, растерянность, возмущение и леность) по поводу твоего существования, существования какого-либо другого амтора и всех твоих вопросов, сообщает, что совершенно не в курсе, не имеет ни малейшего понятия ни о чем, просит прийти завтра (через неделю), и только тогда говорит твердое и категорическое НЕТ. Ну ни негр ли?

И после всего они размещают свою Германию посреди Европы!

Если кого-то и это не убедило, то могу привести также и культурологические доказательства, демонстрирующие неознакомленность немцев с культурными ценностями мирового значения. Несколько примеров: немцы не имеют понятия о русском народном танце "очередь", проверяют деньги и чеки не отходя от кассы, что является злостным нарушением заповедей Маклая, имени, биографии и заповедей которого они не слышали никогда. Типичным представителем немецкого фольклора является поговорка "Полицейский — твой помощник и друг" (перевод с немецкого — БГ). После этого, я надеюсь, самый последний скептик, а я имею в виду, конечно, не только Л. И. Волосова, не станет утверждать, что вопрос о Германии не стоит открытым перед светилами мировой географической науки.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem.

Часть III. ОДЕЖДА НЕМЦЕВ.

"И запоздалые наряды,
И запоздалый склад речей..."
А. С. Пушкин "Деньги" гл. 7, XXVII

Как мне кажется, тебе, мой читатель, небезинтересно будет узнавать обо всех сторонах жизни немцев, труд описывать которые взвалил я на свои плечи. Поэтому сейчас хочу предложить твоему вниманию рассказ об одежде.

Все мы (т.е. я и ты) еще со школьных лет знаем, что по отношению к одежде человечество и любые его части можно разделить на две группы: "одетых" и "голых". Разделив немцев (см. Часть I) на эти группы, можно увидеть, что представители второй группы составляют меньшинство и практически не встречаются (возможно вымерли), хотя им и предоставляется (довольно часто) телевизионный эфир по разным программам (то же мне демократия).

Все же их так мало, что не стоит говорить. Другую же группу (т.е. "одетых") можно смело разделить еще на две группы. Различия между ними особенно бросаются в глаза если присмотреться к одежде нижней части туловища. Я имею в виду тот факт, что некоторые вдевают обе ноги в один более или менее трубообразный кусок материи (их мы будем называть "женщинами"), в то время как другие предпочитают одевать каждую ногу в отдельный кусок (т.е. штанину). При этом необходимо отметить, что среди немцев до 30 лет количество "женщин" не превышает 3% от общей численности, далее стремительно растет и к 90-100 годам доходит аж до 20%. Если же мы и тут не остановимся на достигнутом, и продолжим наши исследования, то мы увидим, что группа "мужчин" настолько неоднородна, что может быть в свою очередь разделена на т. н. "парней", одежда которых состоит из джинсовой ткани, и "дедов, в число которых войдут все остальные "мужчины". Как это ни странно, количество "парней" в 1,5 — 2 раза превышает количество "дедов". Объяснить этот факт иначе, чем как идеологическую диверсию или последствие всеобъемлющего планирования в народном хозяйстве Германии мне не удалось.

Впрочем, такому внимательному человеку, как автор этих строк, не составило большого труда заметить, что среди "парней" преобладают "крутые" которые отличаются от остальных ("некрутых") "парней" тем, что одежда их очень широка (особенно к низу), так, что в один комплект можно одеть несколько человек (если, конечно, удастся их уговорить). Было бы, наверно, также не лишне отметить, что для верхней одежды "крутые парни" предпочитают такую же джинсовую или кожаную ткань. Кроме того, "крутые парни" очень экономны и не часто решаются потратить деньги на стирку своей одежды. Свои копыта "крутые парни" обычно содержат в кедах.

Кстати, из множества "парней" можно выделить небольшие, но колоритные "национальные группы". Я расскажу о двух из них. "Индейцы" отличаются оригинальными прическами (а иногда и полным их отсутствием), пестро раскрашенными лицами и волосами, большим количеством металлических аксессуаров неизвестного назначения, постоянным употреблением слабоалкагольных напитков (пива). Когда темной ночью доводится встречаться с "индейцами", опасаешься, что в спину попадет мирно пролетавший мимо томогавк или пивная бутылка.

"Евреи" — более мирный народ. Их можно отличить по простому признаку: их голова (а иногда только ее верхняя часть покрыта толстым слоем какого-то твердого материала. "Евреи" — очень интересный народ с самобытными  обычаями. Например, обычай (вполне вероятно, что он имеет религиозную основу) запрещает "еврею" появляться в обществе иначе, чем восседая на мотоцикле или велосипеде. Это чрезвычайно затрудняет всякое общение с ними, и поэтому другой информацией об этом очень интересном немецком нацменьшинстве я не располагаю.

В заключение хочу отметить, что немногие приведенные в этой сказке цифры высчитаны с 10-ти процентной погрешностью, что вызвано применением немцами различных видов одежды, являющихся чем-либо средним между штанами и юбкой, штанами и носками, свитерами и юбками, а также наличием одежды и отсутствием таковой. Спорным вопросом является также вопрос о плеере с наушниками как об одежде. Если это, да, одежда, то немцы могут быть разделены на "меломанов" и "не очень", причем количество "не очень" намного превышает количество "меломанов".

В целом же, за исключением этих спорных вопросов, настоящая сказка точно описывает повадки обитателей Германии, относящиеся непосредственно одежды. Если же мне бросится в глаза еще какая-нибудь яркая особенность мелкого колорита, я, без читательского напоминания, возьмусь за свое, не очень то послушное перо.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem. 

МЕДИТАЦИЯ, Не лозунг, но руководство к действию.

Читатель! Ты, наверное, как, впрочем, и тот, кто не читает моих трудов, погряз в грехах и проблемах, поражен раздвоением личности, потерял свое я и смысл в жизни, сбился с верной дороги и не видишь пути, выводящего в светлое будущее. Возможно, ты так же остался без денег, заблудился в лесу или встретился лицом к лицу с Абелем. Прочитав настоящее руководство к действию ты сможешь открыть для себя дверь к преодолению всех этих неудачек.

Читатель, ты задыхаешься в своих проблемах, как задыхался бы, стоя в луже по уши. В этом положении тебе необходимо забраться на достаточно высокий предмет чтобы вытащить из воды органы дыхания, как то нос и рот, или, переходя обратно к жизни, подняться на новый духовный уровень, как-бы воспарить над проблемой. Этого можно достичь, применив медитацию. Так же, как находясь в луже ты не будешь сооружать сложный постамент, а вскарабкаешься на первый попавшийся предмет, находясь в твоем положении, ты должен выбрать самый простой вид медитации, т.е джапа-медитацию. Джапа-медитация заключается в постоянном повторении какой-либо мантры, или фразы, подлежащей осмыслению на трансцендентальном уровне. Классическим примером джапа-медитации является является повторение так называемой маха-мантры (1).Эту старую, проверенную тысячелетиями мантру можно применять только для решения вопросов, ограниченных сознанием Кришны. Кроме того, маха-мантра иногда вызывает побочные эффекты (например, третий глаз, который явно не украсит тебе лицо).Более безопасной, хотя и тоже ограниченной чисто духовной сферой применения является почти такая же старая мантра — "Ииссусова молитва" (2) (Подробнее о ее применении см. Д. Селлинджер "Френни", а также "Зуи").

Для вопросов, касающихся скорее материальной, нежели духовной сферы необходимы несколько иные мантры. В качестве примера может быть приведена "Песнь о Попе" (3). Уже только четырнадцатикратное ее повторение поможет от головных болей, некоторых форм ностальгии и острой финансовой недостаточности. Еще более действенным средством следует признать "Песнь о Рутмане" (4). Она помогает практически во всех непредвиденных ситуациях, которые только можно себе представить.

Аналогичным действием обладает еще одна, к сожалению, еще недостаточно изученная мантра "Песнь о Элберет" (5). Две последние мантры могут быть также использованы еще до столкновения с темными силами, в качестве чисто профилактического средства. Эффект джапа-медитации резко увеличивается, если при произнесении мантр медитирующий совершает какие-либо ритуальные действия, как то: перебирает четки, кланяется, раскачивается из стороны в сторону, возлагает руки на уши и затылок и т. п.

Естественно, я не смог описать здесь все мантры, применимые для медитации, да и сами мантры не есть что-то закостенелое — все время появляются новые примеры применения старых мантр, сочиняются новые. Я буду благодарен за любую новую информацию по этому поводу.

Но и того, что здесь описано, хватит, чтобы после года регулярных занятий медитацией ты увидел, что все проблемы мира обходят тебя стороной, и ты, все набирая обороты, стремительно несешься к светлому будущему.

The end.

П Р И Л О Ж Е Н И Е. Тексты мантр, упомянутых в настоящем руководстве.

1) Маха-мантра:

Харе Кришна, Харе Кришна,
Кришна, Кришна, Харе, Харе,
Харе Рама, Харе Рама,
Рама, Рама, Харе Харе.

2) Иисусова молитва:

Господи, Иисусе, помилуй мя.

3) Песнь о Попе:

У попа была собака, он ее любил.
Она съела кусок мяса, он ее убил.
Убил и закопал, и надпись написал.

4) Песнь о Рутмане:

Рутман, где твоя голова?
Твоя голова там где Джа!

5) Песнь о Элберет:

О, Элберет, Гилтониэль,...

(Приведена не полностью.)

Часть V. Опус номер пять. Роман для самца.

"Игра в классики 4"
или
"Теперь с каким она вниманьем
Читает сладостный роман"
А.С.Пушкин, "Деньги", Гл. 3.IX.

Читатель, сегодня я хочу занять твой ум проблемой порядка чтения романа "Игра в классики". Кроме двух, изложенных в предисловии к таковому роману, мне известны еще два, чему и обязаны сии строки своим появлением.

Известно, что роман может быть прочитан подряд от гл. 1 до гл. 155 без перескоков. Новость же, наверное, будет заключаться в том, что таким образом прочитанный роман (т.н. Игра в классики 3) не рассыпается при переходе от более классических глав 1-56 к последующим таковым. Нет. Конец 56 главы предполагает вариант не самоубийства, но помешательства О.Оливейры. Последующие главы воспроизводят бред сумасшедшего, изредка (в главах 58, 63, 72, 7, 88, 131, 135) прерывающийся какими-то частичными просветлениями сознания такового О.Оливейры. Из этого бреда читатель почерпнет некоторые детали поясняющие "здоровую" жизнь "героя", обычно опускающиеся всякими Толстыми и Достоевскими в своих кирпичах. Некоторые незадачливые критики полагают, что содержание второй половины самец мог бы достроить сам, видя только первую часть. Они ошибаются, т.к. путают читателя-самца и писателя-самца. Ибо один вообразит в качестве причины собирух Клуба Змеи балдение от Морелли, другой — балдеж от фильма про 3х мушкетеров, третий — филологическое исследование сказки о Курочке Рябе. Такой клуб может поддерживаться любой темой.

Я понимаю, что эти заблуждающиеся критики постараются заткнуть меня 109-ой главой, что им не удастся из-за того, что я обладаю контрпримером, сводящим на нет все их мудрствования. Настоящий роман для самцов, для которого и стоит применять 109 главу (т.н. "Игра в классики 4") — прочитанные подряд главы 57-155. Именно здесь могут быть обнаружены и другие критерии (и в большом количестве), которые помогут нам узнать роман, вышедший из под пера Морелли.

Так же как бывают книги, от которых заснет любой читатель и бывают читатели, которые заснут над любой книгой, так и здесь (тут).

Для "Игры в классики 1" писать дополнительные главы будет только тот, кто будет писать их в любом случае, заслуги писателя в этом нет, роман не настолько авангарден, чтобы предполагать, что самое главное опущено. Для четвертого же романа придумывать мосты, связывающие его в единое целое необходимо, т.к. иначе он останется пустой безделушкой, возможно, красивой по форме. Поэтому я смело рекомендую матерым самцам четвертый вариант романа, а самцам, сомневающимся в своих силах — третий, который тоже предполагает некоторую работу мысли для лучшего понимания. Второй вариант наиболее подойдет фамам, желающим прихвастнуть своей начитанностью, а первый — критикам, в качестве епитимьи, т.к. он невообразимо скушен.

Все мнения о данном труде автор просит не держать при себе, а записывать на бумажке зеленой ручкой и отправлять по адресу. Рукописи рецензируются, но не возвращаются.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem.

Часть VI. Опус номер восемь.Сказка о Полковнике.

"Яж вам пишу — чего же боле"
А. С. Пушкин "Деньги"
Гл. 3 "Письмо Татьяны к Онегину".

Жил-был на свете Полковник. Вообще-то он был подполковник, повышенный до полковника, чтобы вывести его в отставку, что далеко не редкость. И был у этого Полковника один пунктик — хотел он Письмо написать. Но не пустое письмо, какие ему каждый день почтальон пачками носил, а такое, чтобы получивший его почувствовал, что это нечто большее, чем лист бумаги с буквами, вечное, как душа.

Чтобы написать такое Письмо нужны были такие слова которые точно соответствовали идеалу в мыслях Полковника. И Полковник каждый день садился за стол и что-то писал, зачеркивал, вписывал, перечитывал, опять зачеркивал и снова переписывал. В результате должно было получиться совсем не большое Письмо, но тем больше требовал Полковник от каждой фразы. Работа его двигалась не быстро, да Полковник и не торопился.

Так прошло несколько лет. Конец Письма так и не приблизился ни на йоту. Росла только гора черновиков рядом со столом. Соседи уже перестали звать его в гости на преферанс или домино, дети переженились, нарожали детей и уехали в города. Даже старый друг-фронтовик Жуковский приехал как-то, и, увидев, что Полковник даже не оторвал головы от своих листков, бросил ему: "Да никако ты писака!" — и ушел навсегда. Еще через год умерла его старушка-жена и Полковник остался совсем один. Но привычки своей не изменил и продолжал просиживать дни над своим Письмом. Письмо все еще не приобрело конкретного облика и существовало только в воображении Полковника и в разрозненных фразах на листках, заполнивших собой уже почти полкомнаты.

Умер Полковник, конечно, за письменным столом и похоронен, конечно, солидно и с почетом, хотя и забыт всеми, кроме военных историков, на следующий же день.

Но Бог с ним, с Полковником, не его жалко, а того, кто так и не получил Письма.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem.

Часть VII. Опус номер девать.Мусор с точки зрения этнографа.

"И вот на чем вертится мир"
А. С. Пушкин, "Деньги", гл. 6,XI.

Не знаю, как кто, а я не верю, что бытие определяет сознание, скорее наоборот: бытие этим сознанием определяется. И вот тому несколько примеров:

1. Вспомни о судьбе германских французов (подробнее см. BG, "Сказки о Германии. Часть 1 Введение" СПб Maizel 1992 стр 4). Несколько сотен лет они жили (бытие) под влиянием одной идеи — написать "Песнь о Нибелунгах". После окончания "Песни" (идея перестала существовать) французы немедленно исчезли.

2. Во время Великой Отечественной войны 1941-45 гг. (война — это бытие) всем советским народом владела одна идея: добиться победы. После победы (идея исчезла) кончилась и война.

3. Эльфы ушли из Среднеземья, потому что не хотели (сознание) там жить.

Список можно и продолжить, но не буду делать сказку затянутой.

Теперь можно с уверенностью сказать, что главной задачей этнографа является нахождение идеи, определяющей бытие изучаемого народа. В качестве критерия можно взять тот факт, что искомая идея выглядит для непосвященного чужака слишком сложной и маловажной. Но, поскольку я тут вроде как этнограф поневоле, я давно пытался найти эту связующую идею. Теперь, когда работа уже завершена, я хочу поделиться своими результатами. Первым, что бросилось мне в глаза, было пиво. Действительно, количество пива, выпиваемого в Германии за год может сравниться с объемом Индийского и Тихого океанов, вместе взятых. Но является ли желание выпить пива искомой идеей, т.е. исчезнут ли немцы с лица Земли, если уничтожить запасы пива? Нет, нет и нет! Кто-нибудь да выживет. Но даже если нет, то это тоже не совпадает с поставленной задачей — при уничтожении связующей идеи народ исчезает незаметно, без трагедий и катаклизмов.

Отказавшись от пивного варианта, я стал искать новые. И тут взгляд мой упал на экран телевизора. Это предоставило мне большую почву для исследований. Их предметом стала реклама, как самый распространенный телевизионный жанр. При изучении оказалось, что 85% реклам призывают немцев что-либо съесть или выпить, а 14% — постирать запачканную после еды одежду. Это навело на меня мысль, не является ли искомой идеей образ жизни: Поел, постирал, опять поел, опять постирал, снова поел и.т.д. Это заблуждение владело мной довольно долго, т.к. тест, позволивший мне исключить пиво из рассмотрения, здесь не работает: никто не может гарантировать того, что немцы, лишенные пищи и стиральных порошков, не исчезнут тихо и мирно еще до того, как им придет срок голодной смерти.

Но начав жить в нормальной квартире, я понял, что это все не то. Я лицом к лицу столкнулся с проблемой, которая обладает всем необходимым для того, чтобы заполнять собой умы целого народа. Это проблема мусора. Она затрагивает все слои общества, а сложности, связанные с ней, не дают никому расслабиться и забыться. Мусор глубоко простер руки свои в дела человеческие. О нем упоминается даже в рекламе стиральных порошков.

Средний немец должен поступать с мусором так. Бутылки банки и прочее стекло по цветам его кинуть в контейнеры для стекла (кроме, конечно же, тех бутылок, которые можно сдать в магазин за деньги), предварительно попробовав оторвать этикетку. В случае, если это удалось, этикетка, вместе с другими бумажками и картонками выкидывается в контейнер для макулатуры. Остальные упаковки (из полиэтилена, металла, фольги и пластмассы), предварительно вымытые, выбрасываются в специальные желтые мешки или бачки. Для отличия упаковок от неупаковок на первых ставится "Der grune Punct" (зеленая точка) (не путать с Blaupunkt (синяя точка) — фирмой по производству электроники, и с RotPunkt (красная точка) — фирмой по термосам, и пр.) различных цветов и размеров. Аналогичный символ нанесен и на желтые мешки, что не позволяет, однако, кидать туда бутылки с таким-же рисунком. Старая обувь выкидывается в специальные мешки у обувных лавок, старые батарейки — в ящички в магазинах электротоваров, а медикаменты — в аптеках. Мебель и электроприборы выносятся прямо на улицу, но только по особым дням, а старая одежда — по другим дням и в синих мешках. Все остальное выкидывается просто в мусорные бачки.

Однако вопреки, а, может быть, и благодаря принятым мерам в Германии очень грязно. Это открывает немцам простор для новых усилий и позволяет мне сделать прогноз о том, что немецкий народ как этнографическая целостность еще надолго останется позорным пятном на челе Африки.

КОНЕЦ.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem.

Часть VIII. Опус номер одиннадцать.Сказка о глупом журналисте.

"...Различно повторять одно,
Стараться важно в том уверить,
В чем все уверены давно..."
А. С. Пушкин, "Деньги" Гл. 4,VIII.

Вся проблема в том, что находятся люди, которые считают себя умнее говорящих голов (да и целых людей) из телевизора. Так и наш журналист. И, что хуже всего, он считал, что он в этом не одинок. Но что с ним делать, если он окончил университет, и даже работу нашел. С работой ему прямо повезло — не где-нибудь в захолустье, а на одном из центральных телеканалов. Работа была, правда, не творческая, но журналист рассчитывал на повышение. Делал он вот что: в самые интересные места фильмов вставлял рекламу. Справлялся он замечательно, ведь в каждой получасовой серии самое интересное наступает через 10 и 20 минут после начала. Платили хорошо, но в целом журналисту не терпелось, все чаще ходил он к начальству и говорил, что необходимо нечто новое, ни на что не похожее. А сериалы можно посмотреть еще по десятку каналов. Начальство подумало и сказало: "Ну что ж, попробуйте, попробуйте, молодой человек..." и выделило кучу денег. Журналист подобрал себе коллектив и углубился в работу. Долго ли, коротко ли, первая передача была готова. Весь немецкий народ, еще за две недели предвкушая готовящееся, расселся перед телевизорами.

В день показа журналист выглядел триумфатором. Еще бы: все задуманное осуществлено, есть громадье планов для продолжения и команда единомышленников для исполнения этих планов. После передачи он ответил на множество звонков от восторженных друзей. Но этим все и ограничилось. Никто больше передачи не заметил. Журналист так и не понял, почему так произошло, но факт от этого не изменился — он не оправдал доверия начальства. Ну а начальство, конечно, прикрыло передачу. Не сразу, пристойно и без шума, но второй выпуск оказался последним. Журналист, расстроенный таким результатом, ушел с работы и исчез.

Два года о нем никому ничего не было известно. Но когда он снова всплыл на поверхность, он написал уже с сотню замечательных стихотворений, от которых уже отказалось 280 издательств во всех концах света. Кое-что он прочитал в радиопередаче своего однокурсника по университету. Снова — буря оваций от близких друзей и полное молчание от остального мира. Наверное, было бы несправедливо утверждать, что он не ожидал такого результата. Теперь его творческая деятельность такова. Журналист (он теперь убеждает радиослушателей окрестностей Мюнхена в преимуществе одного майонеза перед всеми прочими) пишет в неделю пару стихотворений. Он размножает их в количестве нескольких экземпляров и шлет кое-кому из друзей. А те шлют ему свои картины и романы, больше ничего с этим не сделаешь, а выкинуть жалко. Так и живут...

The end.

На том и прощаюсь, всегда рад вас видеть, но что касается с л ы ш а т ь то idem.


по рубрике - по автору - по дате - ссылки - поиск