Книга о полном сотворении мира, о его развитии, и об участии в этом некоторых знакомых личностей, кои даже и не ведали об этом

Раздел:  Несерьезицы, пародии, юмор
Дата: October 1997
Автор: Булатов Евгений

Автор оставляет за собой право всячески издеваться над своими персонажами, частенько заставляя их делать те вещи, которые их прототипы вряд ли делали бы, всячески коверкать всем известные песни, нести отсебятину и заниматься прочими непотребными вещами на страницах данного графедения.

ВСТУПЛЕНИЕ.

Медленно поднималось солнце. Виднокрай уже расцвел утренней лучезарностью, и подкрылки насекомых трепетно ждали свежего дыхания матушки-земли. Вечный двигатель уже включил ростки цветов, и шлепки молодых толстокожих повсюду разносили радость наступившего лета.

Упал на песок и Великий Гун. Его слегка тошнило, ибо закусывать зерном зерновую водку было ошибкой. Конечно, вчера на краю пня, в уютном уголке леса, он со своими друзьями Бустером и Кваком устроил отличный пикник, но вот закусывать..... Надо было чем-то другим.
Хм... А может виноват тот чувак, который принес какую-то железную воду? Похвалялся ведь, мерзавец, что его дедушкой был старик ван Оксенбаш с горы Крукенберг, так ему и поверили.
А теперь вот лежи себе, рассматривай грустный сапог, уткнувшийся черным раструбом в желтое небо. Хоть бы холодного кваску кто принес....
И стоило только подумать о квасе, как с неба раздался грозный окрик - " А жертву ты мне давно приносил? Эй, ты, внизу !?"
Великий Гун вскочил - "Ба! Да это ж сам Сварило!"
-Великий Боже! Возьме ж себе то, что мне не гоже! - с этими словами Гун согнулся пополам - и, извините, сблеванул.
-Ну ты и свинья Гун, - голос с неба был явно обижен - ну и на тебе по жертве твоей!
Гун хотел еще что-то сказать, но не успел. С неба полился такой поток старого кислого кваса, что в одну секунду стало так противно, что, пожалуй, вступление пора заканчивать.

Глава 1.

Дело было именно так. Он пришел из туманной дали. Звали его коротко - А. Там, откуда он пришел, рос очень редкий концентрат, поэтому вся его мысль была сконцентрирована в один порыв. Чудесный соплеменник, провожая его в дорогу, напутствовал - " Помни, А, - все мы рождены в лесу. Наш предок - Большой медведь, - и хочешь ты того или нет, но соблюдать заветы волосатого предка придется. Сразу хочу тебя напугать - не будешь верен законам - будешь мучаться с похмелья и обратишься в волка! А будешь ...... Многое тогда увидишь и поймешь. Всегда неси в душе дух леса - нашего дома - всегда, смотря на дерево, видь устройство мира - кто где сидит и чем занимается.... "

А ровно в полночь разбудил его Граф и ласковым пинком в зад отправил в Малое Отшельничество поисков ключей завтрашнего дня.

Путь начался сразу за их небольшой деревней, надежно укрытой от посторонних глаз в самом центре самой глухой чащобы. А двигался мирно. Ему казалось, что если он выйдет к далеким холмам, на которых он видел когда-то след от летающей тарелки, то поиски его могут закончиться и не надо будет долго бродить.

Полночью лес темен, нога неумелого спутника обязательно заденет за что-нибудь и лицо несчастного встретится с землей. Уханье сов, скрип старых стволов может напугать самого смелого рыцаря. Но А не боялся - ведь он жил здесь. А скрип старых стволов - ведь это музыка!

Так, по крайней мере, утверждал его друг Сега. Он даже срубил семь деревьев, и стал чегой-то из них делать. Кстати, к его индивидуальному жилищу А планировал выйти через несколько суток.

Уже стало светать, и А почувствовал, что пора воздать должное дороге и присоединить себя к обществу "Отдыха после длительного путешествия и обильного пищеупотребления".

Он разложил каменный костер, подул семь раз на целовальную траву (чтобы сны были не о женщинах, а о правильном....), подкатил нетолстое бревнышко для удобного сидения.

Потом быстро поймал рукой на лету небольшого глухаря. В заранее приготовленный средний котелок с родниковой водой ( где-то 1/15 часть ведра) налил, взятый у старой ведуньи Вингры, кислой мертвой воды. Аккуратно размешал. На пеньке стал разделывать птицу. Сначала ощипал с нее перья, потом опалил над костром. Острым ножом разрезал глухаря от шеи до хвоста со стороны брюшины. Выпотрошил. Затем натер его внутри и сверху раздробленной каменной солью, посыпал черным порошком, отнятым у залетного магрибского мага, накрошил разной травки, что росла рядом. Быстро стянул разрезанные половинки тонкой конопляной ниткой и бросил заготовку в котелок. Пока она там кисла, А приступил к готовке гарнира.....

Проснулся А где-то за полдень. Жара уже начала спадать, теперь опять можно отправляться в путь. Напевая внутри себя про хранителя гор, он пошел вперед. Полянки сменялись речками, речки сменялись кустами, кусты сменялись деревьями. Болота перемежались озерами, озера перемежались камышом. Толстые палки встречались реже мелких палок, но последних было явно больше. Думы о маринаде из глухаря постепенной сводились к углубленному расширению своей задумчивости. Он вспомнил, что если бы он был женщиной, то тогда 7ему нужно было бы хвалить Шри-Радху, а если бы был человеком, то тогда его путь наверняка бы начался с аббатской дороги. А там маршрут был расписан во всех путеводителях - там орбита движения всегда утыкалась в Сайгон. Аббатская дорога.... Место обитания синхронных людей.... Предание игроков в За.... Старые фолианты, исписанные от корки до корки дешевым вином солнечных стран..... Запах держался дольше чем мысль, но по этому запаху, человек, хоть раз зачитавшийся этими книгами, мог всегда найти такого же. И они могли понять друг друга.

Путь А уперся в Перекресток. В Центре перекрестка торчал большой камень на котором сидел большой мохнатый белый дракон .
-Гх-хх...,- прочистил глотку дракон, - Здравствуйте, благородный путник! Откель шузы тащите?
-Сами мы не местн..... - начал было оправдываться А, да вовремя спохватился, -да вот иду себе по следу ветра с Роулдр Паа, несу в себе заветы Большого Леса и чту мудрецов с горы Крукенберг.
-Хорошо, - Дракон сменил пластмассовое лицо на натуральное, - ну теперь давай поокаем за твою дальнейшую ведь.
-Не понял. За какую такую "ведь"?
-Ведь - ведун - ведать . Короче за путь знаний .
-А, ну валяй .
- Тогда ответь мне: что предпочел бы ты построить сначала -замок, мост или песню?
А немного задумался. Перед его отплывшим внутренним взором возник какой-то незнакомый склон холма, на котором он танцевал, держа за руку прелестную незнакомку. Незнакомка появилась из-за красивого зеркала, которое висело в голубом небе вместо солнца. Она сразу же кинулась к А в объятия, и они, не отпуская друг друга, кружили в быстром рок-н-ролле, который на свирели исполнял им дуэт "Винтер Эйприл". Незнакомка прошептала на ухо А: "храни мою частицу огня - и все будет впереди".
-Я выбираю песню!
-Тогда спой сейчас ту песню, которая поведет тебя по твоей веди.
- Я спою тебе, дракончик, но мне надо немного приготовиться. Я понял, что песня эта должна родиться из дерева, и помощи у дерева мне и необходимо выспросить.

С этими словами А подошел к ближайшему дубу, возложил ладони свои на кору зеленого гиганта и начал молить Прока :"Наставь меня уму-разуму, научи быть смирным в желании учиться....."

Через некоторое время путник решительно отошел от дуба. Он уже знал, что надо делать. Быстро подобрал с земли наиболее подходящую деревяшку, достал из походной котомки конопляную нитку, стал прилаживать ее к палке.....

Работа заняла чуть больше двух недель. Дракон уже начал засыпать, когда его чуткое ухо уловило первые аккорды А.

-Эй Дракон!
А сидел на хорошо обструганном пеньке, держа в руках некий странный предмет, издающий довольно приятный драйв от прикосновения к нему пальцами.
-Чего это у тебя?
-Кси-Тора. То есть Кси или Хи - это всегда первое имя дерева, а Тора - пятиструние конопляного пучка. Так и получается - Кси-Тора, Хи-Тора,.
-Хитора....., - дракон посмаковал толстыми губами новое слово, - Ничего. Считай в моих скрижалях пометку сделал. Ну так как насчет песни?
-Слушай:

"Вчера я шел домой - кругом была весна........................................"

Глава 2.

Полночь застала А на окраине странного города. Этот город лежал в самой глубине Древнего Леса. А совсем и не собирался заходить в него, но, замечтавшись после встречи с Драконом, забрел сам того не ведая в эту страну Мифов и Легенд. Поздний прохожий смотрел на потертые стены каменных жилищ и спрашивал себя: "О Перун, что это за место?".

Вокруг тишина поглощала даже звуки леса, и постепенно А сам стал стараться поменьше шуметь. Лишь скрип древнего песка под ногами, да скреб пальца в затылке нарушали эту могильную вечность беззвучия. Изредка на песке были видны отпечатки чьих-то рук. А примерил свою пятерню к одному из них. "Смотри-ка! Подходит..."
Вдруг из дома, к коему приближался наш герой, вышла прекрасная девушка. Она пристально взглянула в глаза А и спросила:
-Кто?
-Я,- без намека на честь ответил А.
-Куда?
-Я готов с тобой пойти туда, где что-нибудь есть поесть.
-Зачем?
А промолчал. ("Ну и так ведь ясно" - подумалось с досадой ему.)
Девушка было вспыхнула, но быстро смирилась с чем-то внутри себя и просто сказала:
-Я лгу.
-Это не важно, тем приятнее нам будет вместе!

И они зашли в дом, и сели на тахту и стали кушать, а золотые кони стали плясать вокруг них, феерически цокая копытами, сплетая нежнейшую вуаль среди комнаты, постепенно скрывая от нас А и девушку. Ненадолго оставим их вдвоем. Им есть о чем поговорить. Им есть чем заняться.

Сега летел на маленьком половичке, сотканным из веток Летучего кустарника. Ему очень хотелось побыстрее добраться до своей хижины, и скорее взяться за новое творение рук своих. Он только что поговорил с Белым Драконом, и ему очень понравилось открытие А, о чем любезно поведал дракон, периодически заглядывая в каменную книгу. "Хи-тора",- пережевывал в голове Сега. Слева промелькнул силуэт Старого Города, половичек сделал вираж и аккуратно приболотился в 50 локтях от дома отшельника. Сега быстренько сбегал в дом за инструментом и удалился в лес договариваться с деревьями о материале.

Над одинокой лесной полянкой кружил квартет серебренных жучков. По земле шел труженик рогач, катя перед собой пойманный клубок перекати-поля. Шумели в кустах маленькие петушки-атомки, толкались между травинками беззаботные тиранозавры, животных было много и все они приносили пользу. Даже подпольная торговля вельветом и одиноко стоящие двери на краю поляны вписывались в общую картину. Медленно проплыл железный, вытянутый в сигару воздушный шар, за ним остался ярко пурпурный след, и над водой лесного озера долго еще висел туман, скрывая от посторонних глаз вечную обитель потаенного мира звуков лесных обитателей. Так настало утро следующего дня. И это утро встретило А на пороге каменного дома одинокой девушки:
- Ты жив еще?
- С тобой всегда!
Они тихо расстались, и А продолжил свою дорогу один и с улыбкой на лице.

Глава 3 ( Каноны бытия в кратком изложении двух тараканов, смотревших на капельку воды через соломинку)

Канон первый.
"Ибо каждый страждущий найдет более страдающего от пере пития"
Канон второй.
"Снизу всегда страшнее, нежли сверху. Так как можно не только утонуть, но и понести"
Канон третий.
"Свет, увиденный сквозь иную плоскость, порой кажется радугой, а он на самом деле не радуга".
Канон четвертый, самый главный.
"Вовремя уйдешь - домой целый прийдешь"
Канон пятый, финальный.
"Закуска градус портит".

Глава 4

Сега, притащив кучу разных полешек, чегой-то строгал на пороге своей хижины, когда А увидел его на обзоре пути своего. Радостно замахав руками А помчался к своему другу, умело перепрыгивая болотные кочки и мастерски огибая мелкие трясины.
- Сегуня! Это я, твой лучший друг! А!
Деревянный инструмент был А по спине и плечам, но его это не волновало, ведь встреча с другом всегда важнее всего на свете.
Сега упорно ничего не видел - он настолько увлекся своей работой, что все остальное вокруг него просто исчезало. " Пять ... Малова-то будет" - бормотал счастливый работник,- "Шесть - самое то!"
А уже выбрался из болота и, еще махая руками, бросился было бежать прямо к Сега, но споткнулся на полушаге, ибо Сега его в упор не видел. А присел на ближайший пенек, закинул ногу на ногу и начал рассматривать отшельника. Потом закурил. Потом поменял ногу. Потом еще раз покурил. Привстал. Потянулся. Сел обратно. Набил папиросу в 2 длины. Потом слегка вздремнул. Очнувшись, поднял очи на Сегу - тот безудержно строгал, монотонно так, упоенно.
"Ага, как же я раньше не додумался!"
А вытащил из-за спины струмент, немного подул на пальцы, абы сугрелись, и легонько провел по струнам. Над хуторком повело звуком доселе неслыханным. И А, сам того не понимая, запел еще одну песню:

" Ты бросил всех, кто брал твою кровь -
Их горе безмерно.
Ты бросил всех, ты бросил их вновь,
Ища перемены......."

Сега как будто и не слушал - он уже натягивал травяные струны на свой большой струмент.
Потом, немного задумавшись, влился в поток звуков А, елозя тоненькой палочкой по струнам своего нового детища. И вот уже вместе они творили:

" Наверно, я устал быть один,
Но я им не верю.
Мне кажется, не люди они,
И даже не звери.
И в мире стало меньше любви,
Когда они закрыли твои
Открытые двери....."

-Пойдешь со мной? - А удобно возлежал на лавке, посасывая сладкую утиную косточку.
- Давай, - Сега сидел на табурете, двумя руками обнимая большую Хи-тору.
- Кстати, на твоей хиторе - одна струна лишняя.
- Не, все верно, да и не хитора эта - я подумал, что более верно ее назвать Велочленьей.
- Объясни слово, а то мне оно кажется стремным каким-то.
- "Велеть членам" - невозможно же просто так слушать эти звуки - все вокруг приходит в движенье, как дудочка-самопляшечка какая-то!
- Заметано.
- Куда пойдем-то?
- А ... Куда Род поведет.... Пути вверх или вниз, холмы здесь или там - какая по сути разница ....
Наши цели и задачи - найти тепло и не потерять его для всех. Теперь у нас есть то, что услышат, и хоть это наверно уже не зря.
- Давай двинемся прямо сейчас, еще есть шанс попасть к станции, там можно будет воды испить свежей, да и может народ какой интересный встретим?
Долга была беседа, но ведь началась скорее. И вот уже позади маячит хуторок, впереди лесная тропинка двигается узелками корней вековых дубов, свистульки птиц режут окаемку ажурной тишины, вдалеке медведь собирает с хрустом малину, блестит одноглазое небо сквозь лиственный наряд и двое приглушенных голосов приближают нас к дальнему пути вместе с ними по страницам этого немного грустного бреда.

Глава 5

Коротко ли, близко ли, то ли вовсе прямо сразу, но факт он и есть факт - лицо в канаву не спрячешь, пустым пальцем пробоину не заткнешь - еще не дошли А и Сега до станции, как захотелось им спеть. Сели они у приятной обочины, разложили инструменты и начали.

- Смотри - небо сплошное блю.
- У меня задымился шуз.
- Мужчины мы - я посмотрю...
- Ну что ж, время петь блюз....

В сумке еще было немного вина, пусть даже и разбился стакан, и пыль на дороге осела, и звуки пошли чередой....
Стали подходить разные лесные люди. И те, кто был знаком с деревом, и те, кто был знаком со сталью. Они присаживались к попутчикам . Они начали быть все вместе. Вечно голый снежный человек принес при свете луны много воды, шпана притащила Arp и drum-machine. Пришел даже ободранный пес с электрической шерстью, правда без всего. Забрела та, которую все хотели, конечно же зашел Джа, но голову он не захватил с собой, поэтому никто с ним не разговаривал, но и не гнали его.
Вскоре это место, где вся тусовка разговлялась песнями и гармоничным чаем с вином, стало как-то странно отражать в плоскости. Весьма не случайно... Да. Весьма...
Пьяный Джа пообещал :
- Я дам Вам все, у вас больше нет проблем.
Насколько по кайфу им было всем!
Вот так и была восстановлена Гиперборея под текущем солнцем.

ОКОНЧАНИЕ.

Наверно надо было бы рассказать, что происходило на всем пути дальнейшего основания Гипербореи, но стоит ли?
Слова, слова. Одним нужны слова, другим скорей включить магнитофон....
Ведь если у вас уже есть малиновые штаны, то зачем вам кацэ лишнее в голову собирать?


по рубрике - по автору - по дате - ссылки - поиск