http://mf-agency.ru/ условия получения тендерного займа. .

Москва. Горбушка

Раздел:  Репортажи с концертов
Дата: 7 March 1998
Автор: Кот Леопольд

Дело было 7 марта 1998 года накануне интересного дня, название которого навеки утеряно. День был на редкость солнечным. Около 7 часов вечера лишь звезды напоминали о чем-то. Звезда Аделаида всходила в этот вечер. Я шел по ее следу и пришел в неизвестное место, где меня поджидали двое сомнительного вида людей с бутылками пива в руках. При моем появлении они издали радостные возгласы и бутылочка пива, у которой пробка откручивается, а не открывается ножом страшного вида, оказалась в моей руке. Я отыскивал в редкой толпе около здания с магическим названием «ДКимГорбунова» странных людей с бумажками на груди с названием подпольного кружка не то «террариум», не то «алканариум». Но все было тщетно. Подобных типов не наблюдалось, и я решил, что их повязали люди в сером, которые чинно прогуливались рядом и не мешали пить пиво, что было крайне приятно. На этот раз решено было пиво с водкой не мешать, несмотря на то, что нас было трое. Ооочень прозорливые люди из гестапо навеки вписали в скрижали судьбы этот маленький грешок. Но я отвлекся.

Вернемся к нашим трем баранам, которые долго пялились на ворота и наконец решили войти в этот храм. Пока стояли в гардероб, чтобы сдать наше самое верхнее белье, я обратил внимание на совершенно лысого человека, который был замечен в очереди за чем-нибудь съесть или выпить. При ближайшем расмотрении им оказался Липницкий.

Пробрались мы в бельэтаж, и сели над самым аппаратом. Один из нас (мы его зовем Иоганном Себастьянычем, потому что три первые буквы его фамилии ни много, ни мало БАХ. В дальнейшем он сыграет роковую роль в моей судьбе, поэтому здесь он будет именоваться уменьшительно-ругательно ИС) заметил на огромном пульте с миллионом рычажков бумажечку с «Борю поменьше». Возможно он врал, но у него четыре глаза и это сильный аргумент в его пользу. Проходя по краю пропасти - там, где кончается бельэтаж и начинается пространство над головами из партера, - я посветил фанариком вниз. Оживление и гул в зале! Кайф!

Появление четверых произошло как-то для меня неожиданно. И началось. Играли от души и зал отвечал любовью. Особенно хорош был Ляпин. Во время его сольных партий для меня переставал существовать Боб. Удивительно, что человек всегда говоривший, что он никогда не был в «Аквариуме», а всегда был рядом, про которого Борис говорил, что Ляпину всегда хотелось звучать в три раза больше, вдруг так точно соответствует современному звучанию. Невольно напрашивается сравнение с Зубаревым. На мой взгляд, Зубарев гениальный гитарист, который играл огромную НЕЗАМЕНИМУЮ роль после «Русского альбома». Он шикарный оформитель. Индийское звучание и астральные рычалки - это его заслуга. Он является больше музыкальным эстетом, чем рок-н рольным гитаристом. И для меня было шоком, когда Боб отказался от такого мастера. Но для «Лилит» Ляпин - самая подходящая фигура.

Слушая его игру, я понимал, что в этот момент для него не существует ничего: ни зала, ни слушателей, ни пространства, ни времени, ни Бога. Сколько энергии он вывалил в зал! У меня то   мурашки по коже, то ком в горле, то жалкое подобие улыбки. Мне подумалось - если выражение моего лица запечатлеть в те моменты на видеокассете, то любой сказал бы, что этого психа надо упечь поглубже в психушку. Но это было состояние настоящего кайфа. Как говорят в народе - Ляпин дал под штангу.

Борис Борисович тоже был в ударе. Было видно, как нравится ему в этот вечер играть и петь. «Серебра» действительно не просили из зала, однако, очень долго и нудно какой-то чувак, видимо попавшийся на мизере, просил «Духовный паровоз». Но был отвергнут маэстро и во время маленького перерыва (я называю это - Б-перекур) слинял. Я временами даже забывал про фонарик, и когда толстенький дядя попросил сдать личное оружие, то я был даже ему благодарен.

Итак, блюститель порядка в джинсовом костюме, по совмещению борец с неуставными световыми эффектами отобрал мой фонарик. К тому времени вернулся ИС из пропитанного дымом партера и сообщил, что там, в гуще событий, все гораздо душевнее (ведь мы втроем сидим в полумертвом бельэтаже, и, кажется, одни хлопаем, свистим, улюлюкаем и стучим ногами в надежде на крушение империй) и Боря, как живой рядом, но слышно неважно. На сцене творилось что-то невероятное. Был долгий проигрыш, и вдруг Борис с паузами начал кричать в микрофон, - У У У(или может быть О О О). Затем подобное потовторил Ляпин, причем выкрики он вставлял в специальные паузы между его офигительными гитарными запилами. Зал ликовал.

Но когда все то же самое произвел Олег «Шар», который в этот момент находился не за ударной установкой, а между Бобом и Ляпиным, зал просто ревел. Причем в руках у Шара был конической формы барабан. Он играл на нем руками, и микрофон находился на уровне чуть ниже пояса. Чтобы производить выкрики ему приходилось нагибаться чуть ли не до пола, а потом разгибаясь продолжать игру. Подобные шаманские действия привели меня в измененное состояние сознания, из которого я вышел лишь благодаря Б-перекуру.

Суротдинов на клавишах был все время в тени, но как только он взял в руки смычок и скрипку и полились волшебные звуки, он сразу стал собой и зал дружно и самозабвенно зааплодировал. По первым аккордам ИС вычислил «Железнодорожную воду», говоря, что программу Бобу составлял именно он и даже либретто его рук дело.

Я в отместку, предчувствуя финал, угадал до первых аккордов «Дорогу в Дамаск». В «Копытах» на этом концерт закончился. Но в Горбушке все иначе. Борис и компания ставят инструменты и уходят. Кое-какой народец потянулся к выходу. Но мы-то стреляные воробьи знали, что в этот маленький антрактик происходит с оставшимися в зале самое невероятное. Народ просто беснуется. Впечатление удивительное. Сцена пуста, а та энергия, которая выплеснута музыкантами, гуляет по залу, причем нарастает, несмотря на отсутствие виновников торжества .

А с появлением героев просто захлебывается , и в этот самый момент Борис обрушивает на уже вполне готовую к оргазму публику свои старые немеркнущие творения. Уже весь зал поет, и я ору, что есть мочи - «Но будет время, и я обопрусь о платан». Оборачиваясь в сторону прохода, я вижу - О чудо! - люди танцуют. Да-да, те самые, которые попали сюда совершенно случайно, просидевшие в течение всего этого действа ни разу не хлопнув в ладоши, танцуют с блаженными лицами. И из этих танцующих, одна дама подходит к нам (я так и знал), а именно я сижу ближе всех к проходу и закрываю своим тощим телом этих двух боровов, и говорит, - «Что вы сидите, не танцуете?» Эти два гада во главе с ИС поддакаивают ехидненько - «Что это ты не танцуешь?» - и начинают выпихивать меня в проход. Я врастаю в стул, но теплые мягкие руки спереди, и подлые руки и ноги бывших товарищей сзади, производят действия с моим телом, в результате чего я оказываюсь стоящим на задних конечностях, да еще как-то нелепо ими передвигая и подрыгивая передними. Через минуту мне это дело так понравилось, что я вспомнил как я это проделывал тысячи лет назад на какой-то институтской дискотеке. Закончился мой танец еще более ошеломляюще. Моя напарница обняла меня и я вынужден был ей ответить тем же. Потом мы еще и облобызались. Что делает Бориска с людьми? И ведь в помощь еще и Лилит призвал, но я несказанно благодарен ему за это. Это было в тот момент удивительно от души.

Но приключения еще не закончились. Пресловутый ИС пустую пивную банку наполнил орешками, которые шикарно гремели при малейшем сотрясении. «И я не знаю попадешь ли ты в такт». Но это было не важно. Главное - ощущение неземного наслаждения. Мне только вчера подумалось, что это действо напоминало древние мистерии. Люди со сцены передавали нам свои знания не при помощи музыки и слов, а при помощи своей души, используя музыку и слова как средство. Итак, звучит «Время луны». Но и это еще не конец. Под занавес исполняется еще одна, уже последняя песня, после чего музыканты совсем уходят со сцены, о чем говорит включение общего света. Девушка, сидящая перед нами отдает импровизированный перкуссионный инструмент (банку с орешками), который она выпросила у ИС во время последней песни. Я нечаянно роняю пару фраз, что, мол, этот концерт вам, дамам, посвящен и что бы мы, мужики, без вас делали. За это я получаю еще один поцелуй. А подлый ИС говорит, что его инструмент сослужил добрую службу, и завтра он все расскажет моей жене.

Мы стоим в очереди за нашим верхним. Мне же хочется поглядеть на планетарную тусовку с «атаманшей» во главе. Уже потеряв надежду, меня по имени окликает какая-то симпатичная девушка. Я целую (ударение на первом слоге) вечность вспоминаю, где же мы виделись и кто она. И через пару секунд всплывает имя Катюша и обмен кассетами в метро с представителем или другом «радио Ра». И как по мановению волшебной палочки безликая толпа, стоящая вокруг нее начинает обретать лица, и «атаманша» в середине этого почти целиком женского букета. Какие   удивительные приятные молодые лица. В глазах - свет, во рту - улыбка, которые из самого сердца.

Лица, улыбки и свет - это фирменный знак аквариумовских концертов. Полное отсутствие агрессии, которая в изобилии выплескивается в повседневной жизни. В метро концерт продолжается. Ребята поют сначала «Васина», и уставшие люди московского метро ошеломлено слушают, что «хватит ползать на брюхе, пора вернуться домой». Затем «Гертруда», и мы втроем подвываем. Потом еще и еще. Приближаясь к конечной «Алесандровский сад», ребята выходят на разных станциях и оказывается, что пела не одна большая компания, а отдельные люди, которые в этой жизни уже, может быть, не встретятся. Но пока мы пели, мы были вместе. Этот момент много стоит.


по рубрике - по автору - по дате - ссылки - поиск