Пресс-конференция в Ростове-на-Дону

Раздел:  Интервью, пресс-конференции
Дата: 14 February 1998
Автор: Ходорыч Алексей

.... Б.Г.: -- В последнее время люди и начинают расковываться...

Корр.: -- То есть какие-то изменения происходят...
Б.Г.: -- Конечно.

Корр.: -- А с чем они связаны?
Б.Г.: -- Вы знаете, я не философ, анализировать не буду. Я человек который пишет и поет песни.

Корр.: -- Вчера, в радиоинтервью, вы сказали, что рок-н-ролл играете вы одни. А чем тогда занимаются все остальные?
Б.Г.: -- Почему? Не мы одни. Я сказал, что очень мало тех, кто сейчас играет рок-н-ролл, очень мало.

Корр.: -- 1%?
Б.Г.: -- 1%. Ну я вообще то назвал цифру 5%

Корр.: -- А чем тогда, на ваш взгляд, такая группа как "Алиса" отличается от рок-н-рольной команды? Что делают они?
Б.Г.: -- Вы знаете, а я никак не собираюсь их оценивать. Они мне нравятся, как они есть. Я просто говорю, что когда ставишь их рядом с "Роллинг Стоунз", то это немножко разные вещи. А когда люди поют песни "Все это рок-н-ролл", это как-то настолько непохоже на рок-н-ролл, это все похоже на марш.

Корр.: -- А вот рок-н-ролл и безумие -- как они взаимосвязаны?
Б.Г.: -- Никак. Безумие существует во всех областях человеческой жизни.

Корр.: -- Вы как то сказали, что Лилит сейчас -- это жена Бога.
Б.Г.: -- Есть в "Интернете" такая история

Корр.: -- Не могли бы вы подробнее рассказать об этом?
Б.Г.: -- Ну рассказывать я ничего не буду, залезьте в "Интернет" -- посмотрите сами. Там есть семь сайтов по поводу Лилит. Если хотите, как только я научусь перекидывать адреса, я вам их перекину.

Корр.: -- Бог и Лилит то же самое, что Шива и Шакти, или как ее еще называют Кали, т.е черная?
Б.Г.: -- Вы знаете, я не стану интерпретировать каббалу никак. Это опасное дело. Я говорю только то, что прочитал. Эта легенда, как мне кажется, имеет глубокий смысл. Но в чем он? Опять-таки я не буду анализировать.

Корр.: -- "Лилит" и альбом Макаревича "Отрываясь" имеют некоторое сходство. Вот тема проводницы у него то же возникает
Б.Г.: -- Да?!

Корр.: -- У вас песня по "Дороге в Дамаск", у него -- "По дороге в Непал", и еще кое-какие мотивы.
Б.Г.: -- Я очень порадовался...

Корр.: -- Это совпадение случайно?
Б.Г.: -- Ну мы с ним не договаривались об этом

Корр.: -- Скажите, вы вот бывали в Индии, бывали в Китае
Б.Г.: -- В Китае -- нет, в Китае еще не был

Корр.: -- Я хочу сказать, у вас были увлечения разными религиями, теперь вы вернулись к православию...
Б.Г.: -- Вы знаете, я могу сказать вам одно, то что я говорю всем. Любая религия -- это фонарик, в руках человека, который идет по тропинке. Важен не фонарик, важна тропа и то, куда она приводит. А тропа приводит только в одно место, потому, что Бог один. Называйте его Богом или как угодно. Это абсолют. А абсолют, кто знает математику, есть только один.

Корр.: -- Хорошо, а почему тогда в ваших песнях звучит достаточно может быть циничное отношение к религиозности людей?
Б.Г.: -- А где вы замечаете циничное отношение? Процитируйте мне

Корр.: -- Ну может быть я не так выразился... Но может быть не одобряющее отношение.
Б.Г.: -- Где например, скажите? То есть я не замечал.

Корр.: -- Например в "Древнерусской тоске"
Б.Г.: -- Я собственными глазами видел кинохронику, когда на тележурналистов такие ребята с дубинками, с пистолетами нападали и били камеры когда те пытались фотографировать строящийся собор.

Корр.: -- Борис, что на самом деле произошло по дороге в Дамаск?
Б.Г.: -- Вы не читали Евангелие? "Деяния апостолов". Некто Савл отправился в Дамаск по делам связанным с преследованием христианской религии. И ему явился Господь, сказал "Что же ты Савл прешь на меня? Савл сказал: "Все, понял. Вопросов нет"

Корр.: -- Имеет право на существование такая тема как "рок-н-ролл и математика"?
Б.Г.: -- Как мне кажется, имеет право на существование вообще все что угодно. Право на существование имеет абсолютно все.

Корр.: -- Ну а есть, на ваш взгляд тут какое-то развитие?
Б.Г.: -- Хотите -- развивайте. Для меня эти вещи малосвязанные. Но вероятно можно найти какую-то связь.

Корр.: -- Борис Борисович! Десять лет назад Сергей Соловьев в статье "Б.Г." написал, что рока в России нет и быть не может, рок есть на Западе. А в России -- это культура сопротивления.
Б.Г.: -- Ну вот я именно с этим утверждением если б мог, то боролся бы. Для меня то, что называется "русским роком" до сих пор представляется тяжелым стоном мужика с электрогитарой, который поет: "Ах какой я хороший, какие все меня не понимают, какие все плохие. И как мне нехорошо из-за этого живется". Это не рок-н-ролл, точно. Есть люди которые играют не это, есть люди которые играют рок-н-ролл, но пока что их меньше, чем хотелось бы

Корр.: -- А на кого вы намекаете?
Б.Г.: -- Я не намекаю, я даю общий образ.

Корр.: -- А что такое рок-н-ролл по Б.Г.?
Б.Г.: -- Рок-н-ролл в переводе с черного сленга означает определенную систему взаимоотношений между молодыми людьми и девушками. Систему взаимоотношений чисто физического плана. То же самое значит слово "джаз". Соответственно, рок-н-ролл это та музыка которая из всего этого вытекает. Ничего плохого я в этом не вижу.

Корр.: -- И то, что вы делаете, это именно этот процесс?
Б.Г.: -- Да.

Корр.: -- А что у вас в стакане?
Б.Г.: -- Водка

Корр.: -- В "Интернете" и прочитал интересное письмо от девушки, которая села ночью в такси. Она конечно немного опасалась водителя, но когда услышала, что он поставил ваш альбом, то перестала бояться. Я думаю, в этом есть глубокий смысл.
Б.Г.: -- Дай-то Бог

Корр.: -- Борис Борисович, с чем вы связываете такое повальное увлечение восточной философией современных рок музыкантов. Вы, Шевчук, Макаревич...
Б.Г.: -- А что, Шевчук тоже? Ну по поводу Макаревича могу сказать, что он точно ничем не увлекается.

Корр.: -- В своем интервью Шевчук много говорит о буддизме...
Б.Г.: -- Да?! Это хорошо. Хорошо.

Корр.: -- Это идет от времени, моды?
Б.Г.: -- Вы знаете, я бы сказал, что это логика. Потому что те восточные религии которые я знаю, они не склонны нападать на все остальное. Вообще говоря, христианство -- тоже восточная религия. Она безусловно не западная.

Корр.: -- А мусульманство?
Б.Г.: -- Мусульманство тоже восточная. Религии на самом деле все восточные, кроме шаманизма, который везде.

Корр.: -- А по моему мусульманство...
Б.Г.: -- Так Магомет огромное количество мудрых вещей говорил.

Корр.: -- А Америка, это религия?
Б.Г.: -- Америка, это страна. Насколько мне известно.

Корр.: -- Но многие люди считали Америку символом своей жизни
Б.Г.: -- Я боюсь, что только от глупости можно чужую страну считать символом своей жизни. Это они жевательную резинку считали символом своей жизни, а не Америку. Они путали...

Корр.: -- А как вы относитесь к тому, что из вас делают символ рок-н-ролла?
Б.Г.: -- Так же как к тому, что бы делать символом Америку. Сказано -- не сотвори себе кумира.

Корр.: -- Когда выйдет ваш новый альбом "Прибежище"?
Б.Г.: -- Я знаю, что он уже готов, и жду когда его мне пришлют. А его должны прислать на этой неделе. И он сразу пойдет в пресс.

Корр.: -- Туда войдут такие песни, как "Влюбленные в белом купе", "Последний день августа"?
Б.Г.: -- Нет. Там будут только тибетские мантры. Ничего больше.

Корр.: -- Борис Борисович, такой бытовой вопрос. Проходила информация, что ваша дочка снималась в фильме "Американка". И она заявила, что вас не пускала на сцену, на съемочную площадку, потому, что если бы вы увидели в какой она снимается сцене, то запретили бы ей туда приходить.
Б.Г.: -- Дочка -- молодец!

Корр.: -- Так Б.Г. стал консерватором?
Б.Г.: -- А я вообще всегда был консерватором. (шепотом). Но это было не слышно.

Корр.: -- Борис Борисович, вот если бы вы выбирали между любовью к Богу и любовью к женщине, что бы вы предпочли?
Б.Г.: -- К женщине, потому что Бог - понятие весьма абстрактное и без любви ко всем остальным его не понять.

Корр.: -- А земная любовь может привести Богу?
Б.Г.: -- Вы знаете... Очень немного людей на земле способных к чистой любви к Богу. У всех остальных это пойдет через голову. Об этом писал Розенов в книжке "Люди лунного света". Но о тех немногих я не говорю, потому что даже не претендую на то, что бы их понимать. Я таких видел. Это люди достойны очень высокого уважения. Но по их поводу я говорить ничего не могу. Это другой склад людей.

Корр.: -- А они приходят к этому через голову?
Б.Г.: -- Нет, они такими рождаются.

Корр.: -- А вы себя относите к таким людям?
Б.Г.: -- Я? Посмотрите на меня. Чего нет, того нет, я далеко не монах.

Корр.: -- Но ведь очень многие ваши поклонники считают вас посвященным. Вы стараетесь поддерживать этот имидж?
Б.Г.: -- Посмотрите сюда. Вы думаете я посвященный?

Корр.: -- Но на концертах ваши поклонники кричат: "Б.Г. святой!" и т.д.
Б.Г.: -- Лучше пусть будут это кричать на нашем концерте, а не на "Коррозии металла", если она еще существует. Но как правильно сказано, в том числе и Христосом, вы все боги, вы просто этого не понимаете. О том же писал апостол Павел, что в каждом есть внутренний Христос. То же самое говорят буддисты, что в каждом есть природа Будды. Просто затмения нашего собственного сознания не позволяют это понять.

Корр.: -- А фанаты понимают, что вы хотите им сказать?
Б.Г.: -- Вы знаете, я никогда не говорил с тем, что вы называете фанатами. Те люди с которыми я говорил -- вполне разумные люди, и если они что-то не понимают, то они как правило это чувствуют. Думаете я сам понимаю? Я понимаю далеко не все. Я могу понять происходящее там через год, два, десять. И вообще, если спросить даже у святого Иоанна Богослова, я не уверен, что он понимал, то, что было сказано в Апокалипсисе, я уверен, что он просто записывал то, что ему давали. Поэтому это и называется "откровение".

Корр.: -- То есть часто когда говорят, что ваши песни становятся все более заумными, вы хотите сказать, что просто не пришло время их осознать?
Б.Г.: -- Мне кажется, что яснее, чем на "Лилит" я никогда не писал. Тут по-моему все предельно ясно.

Корр.: -- Что стало предпосылкой к появлению "Лилит". Это было какое-то событие в вашей жизни, книга какая-то?
Б.Г.: -- Жизнь, сама жизнь. Песни просто написались и все.

Корр.: -- Борис, мы все живем, женимся и т.д. А как избежать обусловленности?
Б.Г.: -- Обусловленности избежать нельзя, потому что избегать вообще ничего не надо. Нужно работать над очищением своего сознания, и работать нужно на одном фундаменте -- на фундаменте принесения чего-то хорошего другим живым существам. Потому, что любая религиозная практика, которая стоит на фундаменте того, что ты любишь всех остальных, или хочешь любить всех остальных, у тебя может не получаться, но ты хочешь любить всех остальных, ты хочешь быть лучше, ты хочешь им сделать хорошо; так вот, если у тебя есть такой фундамент, все, считай, что практика получится. Как кто-то говорил из великих, любое действие, которое предполагает принесение пользы другим живым существам, уже буддистское, или религиозное, как угодно.

Корр.: -- А любовь к женщине не обуславливает?
Б.Г.: -- Любовь к женщине бывает разной. Если ты хочешь принести добро человеку, тогда это любовь. Но как правило нами руководят не только желание принести радость любимой женщине, и всем любимым женщинам, и неизвестным любимым женщинам. Как правило, нами руководит еще масса эгоистических соображений. Вот чем больше мы очищаемся от желания принести пользу себе, а думаем как принести пользу другим, тем лучше у нас получается то, что мы называем любовью. И тем больше на этом фундаменте можно построить. Я клянусь, что это базис любой религии, существующей на этой земле, и никакого другого базиса нет. Очищение происходит путем практики на этом фундаменте.

Корр.: -- А страсть подразумевает очищение?
Б.Г.: -- Страсть не имеет никакого отношения к этому. Страсть -- это затмение. Я не говорю, что это плохо. Но чтобы использовать страсть, нужно очень много уметь. Я этого не умею.

Корр.: -- Каково ваше отношение к Башлачеву?
Б.Г.: -- Как к очень любимому мною человеку. И собственно, я относился к нему намного лучше как к человеку, нежели как к писателю песен. Не все его песни я даже дослушал до конца...

Корр.: -- Почему?
Б.Г.: -- Скучно было.. Я всегда был занят чем-то другим. Это я потом уже осознал. Когда живешь бок о бок с человеком, как-то не думаешь, что он гений, ты знаешь, что это -- милейший человек. Он был милейшим человеком. И очень сильным. Теперь я понимаю, что он гений. Теперь я уже могу себе позволит понять, что он был гений. А тогда мне было не до этого.

Корр.: -- Борис Борисович! Многие помнят ваш приезд в Ростов в 1994 году. Вы тогда были на сцене в майке. Теперь же у вас совершенно другой имидж. Наверное, эта внешняя перемена связана с какой-то переменой внутренней?
Б.Г.: -- Вы знаете, я не думаю, что каждый раз, когда человек стрижется он в жизни меняется. Спросите у девушек. Когда девушка меняет цвет помады, она внутри меняется?

Корр.: -- А можно по поводу девушек. После вашего прошлого приезда в Ростов в одной ростовской газете появилась статья "В постели с Б.Г.".
Б.Г.: -- А я видел, мне привозили. И мне привозили такое же из Краснодара, такое же из трех-четырех других городов. Но самое чудное было из какого-то города Нижнеобнинска, где молодой человек тоже самое написал. Я уже начал относиться к этому довольно спокойно.

Корр.: -- А вообще, могут быть какие-то факты...
Б.Г.: -- Я никогда не говорил, что я святой. Нигде и никогда. Но когда люди пишут такое, мне становится искренне их жалко. Значит этой девушке что-то внутри очень не удалось.

Корр.: -- В одном из ваших интервью вы приводите аналогию насчет наркотиков, что это, дескать, некий лифт, который возит человека вверх-вниз. Сверху человек может увидеть то, кем он может стать, но если использовать этот лифт регулярно, то он превратиться в развалину, а без этого лифта человек уже не сможет подняться на высоту. А разве водка -- не тоже самое?
Б.Г.: -- Тоже самое, и сигареты -- тоже самое. Это все яды, которые можно использовать в своих целях.

Корр.: -- А стоит ли им подчиняться?
Б.Г.: -- Не стоит. Подчиняться не стоит никому вообще. Никому и ничему.

Корр.: --А вы все используете в своих целях, или вы все-таки чему-то подчиняетесь?
Б.Г.: -- Нет, я подчиняюсь только внутреннему голосу

Корр.: -- А если внутренний голос скажет: "Перестань пить"?
Б.Г.: -- Внутренний голос мне говорит это на самом деле уже много лет.

Корр.: -- И как вы с ним боретесь?
Б.Г.: -- Нет, я с ним не борюсь, я борюсь со своими вредными привычками. Потому что мне гораздо меньше хочется пить, чем я пью, и гораздо меньше хочется курить, чем я курю.

Корр.: -- И борьба безуспешна?
Б.Г.: -- Нет, постепенно, мне становится неинтересно. Мне стало неинтересно принимать любые наркотики, мне становится неинтересно пить, на меня водка уже не так действует.

Корр.: -- А тантризм? Когда человек, без каких-нибудь усилий произносит тантры, заклинания и достигает нирваны это разве не тоже самое, что наркотики, водка или другие стимуляторы?
Б.Г.: -- А что вы называете тантрами?

Корр.: -- Произношение определенных магических слогов и предложений.
Б.Г.: -- Нет, это мантры. Тантры вообще это первая религия на земле, которая принимает во внимание взаимодействие между мужчинами и женщинами и использует как бы аналогию. В тантризм я влезать не буду, это очень большой вопрос, и даже индусы с тибетцами по этому поводу рубятся и не всегда соглашаются. Но вообще тантризм, т.е Шива и Парвати, -- это первая религия на земле. Все остальные религии из этого вытекают.

Корр.: -- А как бы вы определили понятие таланта?
Б.Г.: -- Вы знаете, может быть не совсем с ортодоксального угла. Если человек несколько жизней подряд занимается одним и тем же, то в конце концов он достигает в этом определенного успеха. Я видел это много раз. Я видел маленьких мальчиков, которые делают то, что они не могут делать. В два-три года. Я сам не видел, но один из людей, которым я вполне доверяю, рассказывал, как нашли перерожденца одного из учителей далай-ламы в прошлой жизни, который в два года и месяц сидел три часа принимая поток людей, которые к нему идут, и всех благословлял. Только один раз заплакал, когда далай-лама вышел из помещения. Он был единственным человеком которого он помнил.

Корр.: -- А кем вы были в прошлой жизни?
Б.Г.: -- Что меня не интересует, так именно это.

Корр.: -- А кем будете в новой жизни?
Б.Г.: -- А зачем мне это? Мне не нужно пытаться кого-то обмануть, мне не нужно пытаться знанием будущей жизни что-то сэкономить в этой. Что будет, то будет.

Корр.: -- Основная идея тибетской Книги Мертвых в том, что когда человек умирает, он не должен бояться идти навстречу яркому свету.
Б.Г.: -- Бояться нельзя.

Корр.: -- Правило довольно простое. Но с чем же связано то, что вы, и все люди, судя потому, что они еще люди, выбирают тусклый свет, и вновь попадают в оковы сансары?.
Б.Г.: -- С неочищенностью потока сознания.

Корр.: -- Но неужели так сложно чисто механически выполнять эту установку и, несмотря ни на что, идти на яркий свет?
Б.Г.: -- Очень-очень сложно.

Корр.: -- Это страшно?
Б.Г.: -- Нет, не страшно. Простая очень аналогия. Попробуйте заснуть и во сне увидеть то, что вам нужно. Поверьте, что вы не можете контролировать свой сон. Те,кто умеют -- честь им и хвала. Я -- не умею. Я понимаю, что я не могу контролировать это, и поэтому то, что происходит там, так же не подчинено сознанию. Как и то, что происходит во сне.

Корр.: -- А те люди, кто умеет контролировать?
Б.Г.: -- У них есть очень большие шансы, очень большие.

Корр.: -- Борис Борисович, после того, как вы выпустили совместный компакт с Андреем Макаревичем, с кем-то еще есть желание поработать таким образом?
Б.Г.: -- Если было бы время, я бы с удовольствием записал бы альбом дуэтов с разными людьми, но просто... Более того, такие записи есть, но просто пока не время их выпускать.

Корр.: -- Скажите, а откуда пошло увлечение старыми песнями и т.д.?
Б.Г.: -- Я не знаю, потому что то, что мы записали, мы записали еще в 1991 году. Задолго до всего этого.

Корр.: -- Ну а почему все-таки это появилось?
Б.Г.: -- Я могу сказать почему мы это записали, потому что я эти песни знал с детства и пел их всегда Мы уходили с концерта, ночью напившись, и я начинал их фигачить.

Корр.: -- А чем вам так близок Вертинский?
Б.Г.: -- Только тем, что он единственный интеллигентный человек, который на доступном и понятном мне языке излагал то, что я сам чувствовал. Естественно, из всего, что он написал, я выбрал 10-12 песен, которые мне наиболее близки. То, что я сегодня пел... например, я ведь пою не слова Вертинского, я пою от себя.

Корр.: -- Освальд Кэнн кто для вас?
Б.Г.: -- Милейший пьяница. Я очень тепло к нему отношусь.

Корр.: -- Как вы можете объяснить такой факт, что многие поклонники старого "Аквариума" не воспринимают новый "Аквариум"-- во всех его появлениях - "Лилит" это или "Чубчик". Вы теряете поклонников, несмотря на то, что на самом деле все ваше творчество идет в одном русле.
Б.Г.: -- Я тоже так считаю, но многие люди любят ту музыку на которой они тащились в эпоху своего полового созревания. Запоздавшего. И то, что происходит после, они уже не воспринимают. Они все время говорят: "Боб! Спой "Козлодоева", потому, что эта песня их застала в 18 лет. Или в 40.

Корр.: -- Характерный пример. Вчера я покупал билет на ваш концерт, и встретил своего знакомого, который покупал билет на другое мероприятие. Я его спрашиваю: "А на Б.Г. пойдешь?". "Брось, Б.Г. давно сдох", -- ответил он мне. "Ну а ты слышал его последний альбом". "Да нет, не слышал, да честно говоря и не хочется".
Б.Г.: -- Я уважаю такую точку зрения. Любой человек имеет право на свою точку зрения. Если люди так считают, то честь им и хвала. Я лично считаю, что они многое теряют. Но опять-таки навязывать им свою точку зрения не собираюсь.

Корр.: -- А у вас кошка есть?
Б.Г.: -- Была кошка, но к сожалению она сбрендила с ума. Нет, не в этом дело. Она была явной перерожденкой, потому что все живые существа перерожденцы, абсолютно все рождались раньше, чем это будет может показаться потом, но мы слишком часто бываем не дома, поэтому она уехала жить в деревню и там от обилия неизвестной ей природы тронулась умом. Теперь она бегает по полям и нападает на проезжающие телеги. Крестьяне очень боятся.

Корр.: -- А музыканты, которые с вами играли...
Б.Г.: -- Саша Ширяпин-- я думаю что не нуждается в представлении, Андрей, с которым мы опять играем и я получаю дикое удовольствие, Андрей Суротдинов играет с "Аквариумом" уже года 3 или 4. Он раньше играл на скрипке, но я заставил его научится играть на клавишах, вспомнить, что это такое, и он все лучше и лучше играет. Володя Кудрявцев -- единственный басист в Петербурге, с которым в данный мы можем играть. Он в "Аквариуме" играл и теперь опять играет с нами. И Олег Шар, который на барабанах таких стучит. Мне порекомендовали, я посмотрел как он играет и понял, что, похоже, мы с ним сыграемся.

Корр.: -- Юрий Шевчук организует акцию по поддержке молодых рок-н-ролльщиков. Вот вы таким не занимаетесь? К вам никто не обращается за помощью?
Б.Г.: -- Упаси меня Господь, что бы я кого-то поддерживал! Никогда в жизни. Потому что вы знаете, благотворительность всегда очень опасное дело. Ну, вернее, скажу так -- это моя точка зрения. Честь и хвала Юрке, за то, что он делает то, что он делает. Многим людям нужна помощь. Я, как эгоист, могу помогать только тем людям, в которых слышу какой-то потенциал. Если я услышу -- я помогу.

Корр.: -- Ну и такие есть сейчас среди молодых?
Б.Г.: -- В данный момент меня интересует только "Сплин", потому что ничего, кроме "Сплина", хорошего я не слышал в последнее время, за последние года два -три.

Корр.: -- А "Адо"?
Б.Г.: -- "Адо" так давно потерялось в туманах подмосковных деревень, что я не знаю, что они делают. Я слышал по радио две-три песни из последнего их альбома года полтора или два назад. И мне они показались очень интересными. Но честно говорю, Андрюху Горохова я не видел уже просто года четыре. Я не знаю, где и что он. Они были хороши, по-моему они потом стали странными. Но это хорошо.

Корр.: -- Борис, а не входит в противоречие с вашим мировоззрением то, что вам нравится Лондон, виски и т.д.?
Б.Г.: -- А какое тут противоречие? Да и чем больше противоречий, тем лучше.

Корр.: -- Ну если что-то нравится, то это уже обуславливает вас. Вы любите пить виски, любите бывать в Лондоне, но это разе не плохо, что вы именно это любите?
Б.Г.: -- А никто не и говорит, что человеческие черты -- это плохо. Ведь даже самым высоким просветленным людям что-то нравится, что-то не нравится. Например, Марпа... Когда у Марпы-переводчика, пятого человека линии Кагью, умер сын, и он очень по этому поводу расстраивался, естественно, и его окружающие робко спрашивали: "Слушайте, уважаемый Марпа, не входит в противоречие то, что вы тоскуете по своему умершему сыну, с тем, что вы исповедуете?". А он говорил "Входит, и пошло оно в жопу!". И был прав, потому что любая эмоция может быть перекована и просто любое человеческое заблуждение представляет из себя на самом деле мудрость, просто мы этого не понимаем. Поэтому я и не пытаюсь делаться лучше чем я есть или показаться лучше, чем я есть -- я то, что есть.

Корр.: -- То есть, вы просто пытаетесь непрерывно делать добро, и это и есть ваша главная идеология?
Б.Г.: -- У меня просто нет другого пути.

Корр.: -- Складывается впечатление, что чем больше вы познаете, там религию, жизнь, музыку, тем чаще вы отвечаете: "Я не знаю".
Б.Г.: -- Я не хочу выглядеть идиотом, который отвечает -- я знаю, когда он этого не знает. По молодости иногда хочется показать, что ты знаешь все. У меня больше нет такого желания. А вообще давно уже говорилось, что чем больше человек знает, тем он больше понимает, что ничего не знает. Со мной это происходит в полный рост.

Корр.: -- Среди журналистов сложилось мнение, что брать интервью у вас один на один непросто и порой возникает впечатление, что вы просто "обламываете" интервьюера. Насколько верно это мнение, а если верно, то почему это происходит?
Б.Г.: -- Господь сказал Савлу: "Что же ты, Савл, прешь на меня?" Вот так же и журналисты, когда они прут на меня, они часто напарываются на свой же собственный рожон. 90% журналистов, которые говорят со мной в более-менее спокойной обстановке говорят: "А нам про вас говорили такое! А вы, оказывается, нормальный человек". Как правило, люди приходят с какими-то идеями и концепциями и, как правило, на них и нарываются.

Корр.: -- Они пытаются увидеть то, что они уже знают?
Б.Г.: -- Ну, а меня-то они точно не знают.

Корр.: -- Но ведь таким образом вы создаете вокруг себя много мифов...
Б.Г.: -- Вы знаете, я не стремлюсь ни создавать мифы, ни их развеивать. Чем больше мифов, тем мне веселее жить.

Корр.: -- Вы производите впечатление очень умиротворенного человека. А что-то может вывести вас из себя?
Б.Г.: -- Все. Все принятое в неумеренных дозах выводит меня из себя.

Корр.: -- Когда вы в следующий раз умрете, вы сможете избежать оков сансары?
Б.Г.: -- Очень бы хотелось, но я далеко в этом не уверен. Я знаю пределы своей глупости, тупости и инерции.

Корр.: -- А что вы делаете когда чувствуете, что зал вас не принимает? Такое вообще бывает?
Б.Г.: -- Бывает зал заторможенный, но я никогда в жизни не видел зала, который бы не принимал или не понимал.

Корр.: -- Ну хорошо, заторможенный зал. Как вы его "растормаживаете"?
Б.Г.: -- А я его не растормаживаю, это бессмысленно. Приезжайте в Барнаул, попробуйте там сыграть. Люди Барнаула по природе этого города такие медленные...

Корр.: -- А наш ростовский зал как?
Б.Г.: -- Вот мы как раз сейчас с ребятами только что по этому поводу говорили, потому что это один из лучших залов, которые я знаю в этой стране. У вас люди тут на удивление свободные, радостные. Я смотрел, когда людей пустили к сцене, и у меня появилась возможность увидеть лица. И я увидел, что лица были счастливые вполне. Т. е. мы добились того, чего хотели.

Корр.: -- Ваше выступление с альбом "Лилит", где все песни про любовь, пришлось как раз на День Святого Валентина. Это случайно или нет?
Б.Г.: -- Случайностей, насколько я знаю, не бывает. Значит, Ростову такая особенная благодать.

Корр.: -- А вот в наше время легче пробиться на рок-сцену профессиональную, чем раньше?
Б.Г.: -- В те времена, во-первых, не было профессиональной рок сцены. Была ленконцертовская или росконцертовская сцена, куда не стоило и пробиваться.

Корр.: -- Ну а вообще, стать известным?
Б.Г.: -- Человек, который пишет песни с расчетом стать известным, может стать известным, но он не будет счастливым. Он будет получать деньги, будет отстегивать этой мафии, этой мафии, этой мафии и этой мафии. Будет вертеп. А вот человек, который пишет песни для того, что бы писать песни, для того, чтобы любить и быть любимым -- вот из него что-то может получится. А человек, стремящийся стать коммерческим успехом, может им стать, но я пока не видел ни одного счастливого коммерческого успеха. Я видел очень задолбанных людей.
Корр.: -- А вы счастливый или коммерческий?
Б.Г.: -- Вы знаете, угадайте сами

Корр.: -- Когда вы были журналистом?
Б.Г.: -- Ну, полностью журналистом я не был никогда. Я начал проталкивать журнал -- не было в Петербурге журнала и я подумал, что нужно его сделать. Пяти номеров нам хватило, чтобы инициативу перехватили другие, по счастью. И это тяжелый труд был, конечно. Я умею писать, но мне это не интересно.

Корр.: -- Сейчас кто-то является христианином, кто-то буддистом, кто-то увлечен идеями Кришнамурти, кто-то еще чем-то.. Вы могли бы дать универсальный совет для всех них. Некая универсальная религия в одном предложении.
Б.Г.: -- Любите остальных людей и все остальное сложится само собой. Нельзя ставить принцип выше человека. Никогда.

Корр.: -- Что бы стать по-настоящему свободным, что нужно зарабатывать деньги, стать известным, иметь власть?
Б.Г.: -- Нет. Любить других людей.

Корр.: -- А все остальное?
Б.Г.: -- Все остальное приложится. Этот рецепт звучит идиотски, но попробуйте и вы убедитесь, что это правда. Надо попробовать хотя бы годик - полтора.

Корр.: -- Но ведь часто приходится выбирать. Например, вы находитесь в браке, но встречаете другого человека, с которому у вас вспыхивает чувство, и который любит вас. Что тут делать? Ведь в любом случае, вы сделаете кого-то несчастным. А как же "любите остальных людей". Вы сами несколько раз бывали в такой ситуации. Как поступать в этом случае?
Б.Г.: -- Вы знаете, здесь рецептов нет. Это нужно решать самому. Я думаю, нужно все взвесить и понять самого себя, чего же ты хочешь? Если ты понимаешь, что живешь с человеком, которого можешь сделать только несчастным... Я уходил. Но я не говорю, что это лучший рецепт. Но в итоге я пришел к женщине, с которой живу очень много лет, и никогда никуда уходить не буду, потому что мы нашли друг - друга. Но для этого мне потребовалось... Я искалечил достаточное количество человеко-единиц.

Корр.: -- Т.е в вашем случае, вы посчитали, что несчастье, которое приносил ваш уход, меньше несчастья, которое могло бы иметь место, если бы вы остались?
Б.Г.: -- Иногда необходимо сделать операцию и эта операция очень болезненна. Но опять так, тут нет рецептов никаких. Для каждого человека это свое испытание.

Корр.: -- Ну а ваша бывшая жена...
Б.Г.: -- У меня две бывшие жены.

Корр.: -- Ну и как, они счастливы?
Б.Г.: -- Не очень. Я им помочь ничем не могу.

Корр.: -- Они жалеют, что вы от них ушли, или у них все нормализовалось?
Б.Г.: -- Я не знаю, это нужно разыскивать их и спрашивать у них, но я думаю, что жалеют.

Корр.: -- Борис Борисович, многие считают "Поезд в огне" самой эпохальной вашей песней, самой лучшей и т.д.
Б.Г.: -- Отлично, отлично, я очень рад за них!

Корр.: -- Ну ведь вы как артист понимаете, что и ваши другие песни не хуже...
Б.Г.: -- Я лично считаю, что самое лучшее, что мы сделали, это "Великая железнодорожная симфония". Это близится к моему собственному идеалу. Но опять-таки это мое личное мнение. Когда я пишу, я со своим личным мнением не считаюсь.

Корр.: -- Каким на ваш взгляд должен быть идеальный журналист? Вы ведь сталкивались с ними на протяжении всей своей жизни.
Б.Г.: -- Ну не всей конечно... Наверное идеальный журналист, это тот, кто пытается, понять человека с которым он беседует и написать о нем и хорошее и плохое, чтобы те люди, которые о нем читают, сами смогли выбирать. Чтобы они увидели человека таким, каким он его видит независимо от того, какие у него пристрастия.

Корр.: -- Но ведь это уже будет необъективная точка зрения.
Б.Г.: -- Любое, преломленное через призму человеческого мышления, уже есть искажение. Но есть журналисты, которые пытаются подойти непредвзято, а есть журналисты, которые, что бы ты не говорил, все равно не слышат. У них уже давно сложилась картина.

Корр.: -- Вы собираете материалы о себе?
Б.Г.: -- Вы знаете, по счастью у меня есть человек, который старательно этим занимается. Поэтому я периодически, раз в месяц читаю очередную папку с вырезками.

Корр.: -- Вас многое возмущает?
Б.Г.: -- Нет, нет, меня ничего не возмущает. Веселит многое.

Корр.: -- А дневник вы ведете?
Б.Г.: -- Я не умею. Я считаю, что несколько претенциозно писать про самого себя.

Корр.: -- В одной из песен "Магистрали" вы поете
Нет бы мне сидеть в остроге,
Созерцать судьбу светил;
Иль найти забвенье в Боге,
Чтобы спас и просветил -
Нет, я маюсь, как Бетховен,
Не стеснясь своих седин -
Убери рояль подальше,
Клавиш много, я один.
Вы являясь приверженцем буддизма и в то же время ведете образ жизни далекий от монашеского. Как для себя вы решаете это противоречие?
Б.Г.: -- Решения противоречия не бывает. Наша жизнь -- это есть решение противоречия. Нет общего рецепта. Иногда мне хочется уйти в пещеру и я понимаю, что в этой пещере я смогу кое-чего добиться. Но этого не стоит делать, потому ведя достаточно такой вот расшатанный образ жизни, все-таки я делаю в своей жизни что-то хорошее. И по крайней мере те тибетцы, с которыми я говорил, они говорят: "Людям от твоих песен хорошо? Хорошо? Все! Пой песни. Это и есть твоя практика."

Корр.: -- А тибетцы слушают ваши песни, они понимают ваши песни?
Б.Г.: -- Неа

Корр.: -- А кто такой идеальный рок-н-ролльный музыкант?
Б.Г.: -- Клифф Ричардс и Боб Дилан

Корр.: -- А вы стремитесь стать такими же как они?
Б.Г.: -- Я не хочу, я не собираюсь. Мне кажется, что мне лучше стать человеком лучше, чем я есть. Становиться идеальным рок-музыкантом я не собираюсь. Уже есть Клифф -- если есть кто-то 100% настоящий, так это Клифф. Если нужен кто-то второй, такой же настоящий -- это Боб Дилан. Никого лучше я не видел никогда в жизни.

Корр.: -- Делая добро, следует избегать своих страстей, или отдаваться им?
Б.Г.: -- Страстей стоит избегать всегда. И это все равно невозможно. Как их не избегай, все равно...

Корр.: -- Вам, наверное, это очень близко. Я имею ввиду поклонниц.
Б.Г.: -- Очень люблю поклонниц, поклонниц очень люблю...

Корр.: -- Но это хорошо или плохо? Я имею ввиду контакты с поклонницами.
Б.Г.: -- Все бывало. В моей жизни бывало все. И я не могу вспомнить такого случая, чтобы я себе отказывал. И это всегда было плохо. Но из этого плохого всегда выходит что то хорошее.

Корр.: -- То есть это хорошо?
Б.Г.: -- Ничего не могу сказать. Есть умные люди, которые могут страсть трансмутировать в высшие материи. Я этого не умею.

Корр.: -- Вы легко идете на сумасбродные поступки?
Б.Г.: -- Вы знаете, я всегда иду на сумасбродные поступки очень охотно.

Корр.: -- То есть вас легко спровоцировать на какой-то сумасшедший поступок?
Б.Г.: -- Ну вообще-то, чем дальше, тем тяжелее. Т.е. мне чем дальше, тем скучнее становится делать идиотские вещи.

Корр.: -- Какое самое главное чувство для человека, который занимается рок-н-роллом?
Б.Г.: -- Чувство реальности и чувство юмора, которые вытекают из любви к ним. Тот же самый банальный Клифф Ричардс -- это лучший тому пример. Мальчик, в общем, из достаточно неинтеллигентной семьи, который ничего не умел и ни к чему хорошему не годился стал фантастически интеллигентным, умным, человеком с тончайшим чувством юмора, и колоссальным достоинством. К этому его привели 40 лет занятия рок-н-роллом. Он сам себя сделал. Рок-н-ролл выжег из него всю грязь. .

Корр.: -- А у вас есть песни, которые вам не нравятся?
Б.Г.: -- Есть три, четыре, пять песен очень старых, где я сознательно или несознательно употреблял матерные выражения в очень эгоистических целях рассмешить тех двух-трех человек, которые эти песни слышали. Теперь я гляжу на них и думаю, да, если бы я тогда не использовал мат, я бы мог петь эти песни еще. А поскольку переписывать я их уже не могу, и петь не могу, мне жалко.

Корр.: -- С чем связано то, что ваш официальный сайт www.aquarium.ru обновляется значительно реже, чем "полуофициальный" www.planetaquarium.com?
Б.Г.: -- По очень простой вещи. Всю свою энергию я вкладываю в "Планету Аквариум". Мне приятнее, что бы люди делали что-то независимо от нас. И потом мне очень нравится Михаил Морозов как человек. А наш сайт чудный, но...

Материал: Алексей Ходорыч. Фотографии: Михаил Мальцев


Ростов-на-Дону

по рубрике - по автору - по дате - ссылки - поиск